+7 978 882-82-89 whatsapp_socialnetwork_17360

+7 978 011-77-02 document-properties

Турбюро:kafabella@mail.ru

E-mail: kafabella@mail.ru

Skype: kafabella info

Назад

Крепкие Духом.

Крепкие Духом.

Сегодня, в преддверии 72 годовщины Великой Победы, информационный портал KAFABELLA.RU подготовил для Вас новый очерк. Речь пойдет о капитане третьего ранга Захарове Анатолии Алексеевиче, который не только прошел Войну, но и долгие годы служил в рядах Военно-Морского Флота.

Морские узлы

Мы познакомились с Анатолием Алексеевичем около феодосийского музея рыбы и рыболовства. В парадном морском кителе, сияющем орденами и медалями, ветеран обучал мальчишек вязать разнообразные морские узлы.

3TC3ETAS

- Это такая плеть семихвостная, как нагайка казацкая. – степенно комментирует свою «работу» бывалый моряк. - Из верёвки делался вот такой узел – называется он кровавый. Делается этот узел очень просто – раз петля и два петля и хватит. И вот такой плетью матросов за всяческие провинности наказывали. Отсюда и получил этот узел своё название. Сейчас уже никто такой плетью никого не наказывает, а узел применяется в других целях – как стопорный узел, например. Могу научить вас вязать тридцать разных узлов, многие из них очень красивые и функциональные.
- Да! Да! Научите, научите, Анатолий Алексеевич, - с радостью просили его мальчишки.

KFQ9KHWH

- Сегодня, и все эти первые майские дни, я весь в делах – встречи со школьниками в преддверии Дня Победы, совет ветеранов, корреспонденты из газеты «Победа» недавно у меня интервью брали. Что ж, с удовольствием расскажу о своей жизни и вам. - Любезно согласился на интервью ветеран.

Детство в осаждённом Сталинграде

- Родился я в 1931 году в г. Сталинграде. Я и дитя войны, и участник. Казалось бы, какой я участник, когда война началась, мне всего 11 лет исполнилось? Но ведь эта война не просто так называется Отечественной и в ней участвовали все советские люди от мала до велика. И если мои братья и старшие товарищи шли на эту войну с винтовкой и гранатой, то я шёл с лопатой и клещами в руках. Рыл противотанковые рвы и окопы вместе с женщинами, девочками, другими ребятами вокруг своего родного города Сталинграда, когда враг к нему ещё не подошёл, клещами перекусывал витки колючей проволоки, тушил зажигательные бомбы, помогал хоронить убитых и ухаживать за ранеными, но это уже позднее было. Людей, которые погибали в Сталинграде во время первых авианалётов, всегда хоронили с особой торжественностью, провожали в последний путь с оркестром. Но как же всё изменилось, когда начались настоящие бои! Погибших хоронили прямо там, где их настигала смерть.

Боевое траление мин в Чёрном море

В 1950-м году, сразу после окончания школы я поступил в Высшее Военно-морское училище им. Фрунзе в г. Баку. Окончив это училище в 1954г., стал лейтенантом военно-морского флота и сразу же был направлен в Феодосию на тральщик, где прослужил 9 лет, занимался боевым тралением. Дело в том, что сразу после Великой Отечественной Войны и вплоть до середины 50-х годов почти всё Чёрное море и в том числе Феодосийский залив были заполонены немецкими и советскими минами, которые мы и тралили. У берегов Крымского полуострова было много опасных районов. Ведь вы, должно быть, знаете, что и сейчас находят у нас в море неразорвавшиеся мины времён войны. Сегодня эти мины, как правило, уже затонули и покоятся на дне, а в то время они дрейфовали в толще воды, зачастую были активны и трагические случаи происходили довольно часто.

0N2323S7

После того, как в середине 50-х годов ситуация с минами более или менее стабилизировалась, тральщик на котором я служил, стал выполнять перевозку различных грузов. С конца 50-х годов география моей службы расширилась, и помимо работы в Чёрном море наш тральщик принимал участие в секретных командировках в Средиземное море. В это время я стал командиром корабля, получил звание капитана 3-го ранга.

Не поддаваться на провокации

В действительности я участник двух войн – горячей Отечественной войны и холодной войны между СССР и США, начавшейся в 1950-е годы.

В 1965 году меня вызвали в штаб флота в г. Севастополе, где я получил новое боевое задание. Разведывательное управление Черноморского флота доложило, что в Эгейском море в районе острова Самотраки предположительно находится атомная подводная лодка военно-морских сил США, ракеты которой могли быть нацелены на Советский Союз. Однако документальных, вещественных доказательств, фиксации специальными приборами, звукозаписи, данных приборов о тепловом следе лодки, то есть фактических данных о том, что эта лодка действительно дислоцируется в Эгейском море, предоставлено не было. Нужны были факты. Я был назначен командиром группы тральщиков, в которую входили два корабля. Была поставлена задача выйти в район Эгейского моря и заниматься поисками этой подводной лодки. Наши корабли были вооружены новейшими приборами. Во время проводов и торжественного построения в бухте Стрелецкая в Севастополе команды двух тральщиков личное напутствие командам давал адмирал Чурсин, командующий Черноморским флотом.

Атомную подводную лодку ВМС США мы искали в Эгейском море ровно месяц. Задание было выполнено, документальные доказательства присутствия были получены. Лодка была зафиксирована на всех, установленных на наших судах приборах. Средиземноморская эскадра (в противовес 6-му американскому флоту) базировалась в то время около острова Крит, командовал эскадрой адмирал Молодцов, там же находился и главный корабль эскадры - крейсер «Слава», куда я и предоставил документы для дальнейшей пересылки их в штаб флота. За успешное выполнение задания всем членам команд тральщиков были выписаны денежные премии, а офицерский состав также получил от командования ценные подарки. Я в подарок получил немецкий бинокль Cessena 12,5х50, который по наследству передал сыну. История с обнаружением атомной подводной лодки ВМС США нашла отражение в одном из секретных морских военных сборников, которые издавались в то время.

Это лишь один эпизод, один случай из моей службы на Черноморском флоте. Может быть, в следующий раз я расскажу Вам и о других эпизодах моей службы на крейсере «Молотов» и линкоре «Севастополь». Но хотелось бы отметить, что время службы и походов в Средиземное и Эгейское моря, мы постоянно встречались с американцами. Идешь, бывает по проливу Босфор, а над судном американский самолёт делает «свечку» и в любую минуту может сбросить бомбу, так и хотелось влепить ему в зад крупнокалиберный снаряд, однако командованием был поставлен строжайший запрет – ни в коем случае не поддаваться на провокации.

Военный пенсионер

В 1978 году я окончил службу и вышел на пенсию. Представьте себе – мне нет и пятидесяти лет, а я уже военный пенсионер. Как Вам? Я не знал, чем мне заняться. Наступила некоторая неопределённость в жизни. И что скрывать – выпивать начал. Хорошо, что однажды вечером встретился мне на улице командующий военно-морской базы Феодосийского гарнизона адмирал Чулков. Увидев меня подвыпившим, он строго отчитал меня, дескать, ты чего безобразничаешь? – Немедленно иди поступай на работу, хоть в рыбаки, но чтобы не сидел здесь без дела! Первоначально я решил идти замполитом на военный пароход, но меня не приняли, поскольку в политическом плане я считался неблагонадёжным, за время службы выговоры у меня были по разным поводам в личном деле. Тогда, как и порекомендовал мне адмирал Чулков, я устроился работать на рыболовецкий сейнер, был в Тихом, Атлантическом океанах, Охотском море, занимались ловлей тунца, акулы и прочих видов рыб.

NQSZJF0K

12 лет проработал лоцманом в феодосийском порту, работал в школе юных моряков «Бригантина» обучал детей морской науке, шлюпочному делу, хождению под парусом. Многие ребята окончили эту школу, поступили затем в высшие военные и военно-морские училища, некоторые работают теперь здесь, в нашем городе. Часто встречаю их, они, конечно, узнают меня, спрашивают, - Как дела Анатолий Алексеевич, как здоровье? Значит, все не зря!

Текст: Антон Колобов

Фото:  Алина Минибаева