"Девушка и осень"

Назад

"Девушка и осень"

Знаешь, осень, ты на меня не обижайся, не такая уж ты и красивая. Несколько роскошных синих в золоте дней, мягкая мятная прохлада, оборванные грозди застывших в безмолвном хрустале огненно – красных листьев на обглоданных холодом ветках, да птицы, что спешат прочь отсюда, пока таджики заколачивают последнюю летнюю террасу моего любимого кафе, тук, тук, тук – вот и вся твоя щедрость. Не стану лукавить, у тебя все же есть свои плюсы. С твоим приходом, особенно в самом начале, кажется, что все будет не так как в прошлый раз, все будет нежнее, теплее, легче. Я верю, что не замерзну, и ты не снимешь с меня платье из тонкого шелка и не прикажешь надеть чулки больше 40 den. Но ты все делаешь по – своему. Ты бываешь излишне жестокой и твои кроваво – красные губы бесцеремонно смеются над моими нелепыми мечтами о завтрашнем дне, когда тебя не будет. Я выбираю желтые туфли и иду в них по хрустящему асфальту, наплевав на твое ФИ. Ты права, я хочу заболеть и увидеть долгий, сладкий парацетомоловый сон в его объятиях под двумя одеялами и в ожидании спасительного тепла в батареях. Мы знакомы давно, но к тебе не-воз-мож-но привыкнуть. Ты обрекаешь на медленную, мучительную смерть самых беззащитных перед твоим ледяным дыханием и забираешь прочь последние стоны цветов и их безжизненный аромат. Тебе всегда мало и ты все время хочешь еще. Твоя серо – черно - белая кисть уродует поля, превращает аквамариновое небо в пристанище ворон, а женщин в бесформенные пуховики, наспех одетых на тонкие блузы. Они, женщины, прячут ноги в колготах телесного цвета в большие черные сапоги, о Боже, их так много на твоих осиротевших улицах, и они все время куда – то спешат, спешат, спешат с двумя яблоками и кочаном капусты на ужин в дом, где их ждешь ты. Теперь ты довольна и готовишь свой невыносимый десерт. Ты ведь еще не все сказала, правда? Твой любимец, самый хладнокровный из твоих детей, ноябрь, готовится расправить свои бесконечные крылья и убить последний детский паровозик в опустевшем парке. Я сопротивляюсь твоему больному солнцу, которое, словно нелюбимый мужчина светит, но не греет, и пытаюсь обмануть себя горячим чаем через атласную перчатку. Но ты, как всегда, просчитала все свои действия на несколько шагов вперед и теперь, как трусливый воришка, караулишь мое тело за углом, чтобы бросить в мой макияж свое раздирающие ХААА с россыпью мелких и обжигающих снежинок. Я бы любила тебя, если бы не было так мучительно холодно и так бесконечно долго твое присутствие на этой прекрасной земле. А вообще-то знаешь, ведь все гораздо проще, дорогая моя осень, мне просто совершенно нечего надеть.… Как мне кажется.

Вместе с этим читают:

Лодочки - летящие над землей

KAFABELLA.RU