"Кто виноват?"

Назад

"Кто виноват?"

DSC03869 Мой июльский воскресный день в предвкушении проливного дождя начался со звонка отцу:


-Слушай, а у нас случайно предков - армян не было?

- Неа, наши предки родом из Ярославской губернии. Спроси у матери, может у них кто и был, но это вряд ли.

В открытое окно потянуло мятной свежестью, какая бывает только летом – быть воскресному дождю. В мире, по – прежнему, нет стабильности, посты в фейсбуке все чаще на местные городские злобы дня – я их вижу, стало быть, присоединяюсь и тревожусь с большинством. Все хотят жить в мире, согласии, порядке и чистоте. Абсолютно каждый хочет прогуливаться по уютным улицам, созерцать вокруг себя красоту и радоваться новому дню без проблем и ненастий. Говорят, что Париж уже не тот и вкус кофе в маленьком кафе и звуки аккордеона над Эйфелевой башней изменили свои оттенки и тональности. Только ленивый не заметил, что за последние несколько лет наша жизнь стала иной. Наступает день, когда мы должны перестать винить вселенную, власти, смаковать прошлое и жить в вечном сослагательном «бы». Каждый должен начать с самого себя, своего дома, своего подъезда, своего двора. Мы все время чего – то ждем и считаем, что кто – то обязательно должен, только не мы, только не я.

«Следи за собой!» - В. Цой.

Вот уже второе лето я провожу в армянском храме Сурб – Саркис, который на многие вещи открыл мои застланные пеленой штампов и шаблонов карие очи. Я пока не знаю, почему Господь привел меня именно сюда и вообще, в Крым. В моем родном городе в художественном музее есть картина Айвазовского, которая произвела на меня сильное впечатление, когда я была маленькой девочкой. Потом был Питер и еще несколько бессмертных работ этого художника. Какой масштаб и глубина полотен больше меня ростом! Тогда я не могла знать, что, однажды, совершенно случайно окажусь в храме, где Айвазовский был крещен, позднее венчан и отпет. Как и многие, попав на территорию старинной церкви, я не придала особого значения этому месту - что – то сломалось в душе за последние годы: быт, многочисленные переезды, страх перед новой осенью и первыми холодами украли у меня невыносимую легкость бытия и изменили привычный макияж. Красиво? Скорее да, чем нет. Один единственный раз я позволила себе заявиться в русскую православную церковь в брюках и без платка. Дело было в Нижнем, где люди в большинстве своем стараются чтить русские традиции и соблюдать церковные каноны. Разумеется, я сразу же получила выговор от одного прихожанина и поспешила к выходу, унося в себе жгучую обиду, а не облегчение, за которым я и пришла в церковь. К чему я? Каждый день в Сурб – Саркис заходят толпы людей, которые почему – то полагают, что в «странную» церковь можно зайти без платка, в коротких шортах, едва прикрывающих трусы, достать фотоаппарат и без спроса снимать абсолютно ничего не говорящие им кресты в стенах и картины. Мы считаем, что одним своим присутствием мы уже осчастливили эту землю, которая также, должна бесперебойно нас кормить. Мы привыкли думать, что церковь – это волшебное место, которое обязано нас исцелить и совершенно неважно, что при этом мы возмущаемся, что с нас берут деньги за свечу или подают нам платок. Нам невыносимо трудно погрузиться в глубину вопроса, ведь гораздо легче сорвать верхушку и отыскать виноватого. Я не армянка, хотя многие думают, что так оно и есть, особенно когда я надеваю свой темно – синий платок, но этот храм научил меня относиться с уважением к культуре другой национальности и изменил мое отношение к церкви и к жизни в целом. Я поняла, что отдавать с легким сердцем – это большой труд. Отдавать с чувством превосходства, а бывают и такие случаи, когда люди откровенно бросают деньги, мол на тебе, я весь из себя такой крутой (крутая) – занятие абсолютно бесполезное. Очень трудно перестать критиковать, прикусив вовремя язык, несмотря на то, что абсолютно все под солнцем достойны критики. Эта церковь стала для меня своего рода зеркалом, в которое смотришь и видишь свои пороки и пороки человеческие, будто бы они спрятаны не где – то глубоко внутри, а стоят на полках, благоухают и напоминают стеклянные флаконы. Иногда я улыбаюсь, иногда бешусь и потом долго не могу прийти в себя от услышанного или от увиденного. Бывают дни, когда ноги отказываются идти в направлении «могилы Айвазовского», а местные знают эту церковь именно под таким «хэштегом», потому что понимаю – там меня ждут очередные испытания, когда я должна буду проявить выдержку, мудрость и самообладание. Сегодня мне больно смотреть, как на территорию храма приходят люди с шампанским, чтобы сделать счастливое фото со свадьбы неподалеку от могилы Айвазовского. Из всех экскурсоводов только один заходит в храм вместе со своими подопечными, чтобы поставить свечу и помолиться. Остальные - тупо хотят как – то отработать полученные за экскурсию деньги и очень удивляются, когда им говоришь, что в храме – не важно каком, нельзя разговаривать. На территории есть удивительная пихта – абсолютно каждый считает своим священным долгом подойти к ней и потрогать ее «игрушечные» зеленые иголочки. К концу сезона дерево стоит с «обглоданными» кистями – людям интересно потрогать, но почему – то трудно поднять с земли брошенную предшественниками бумажку, например. Редко кого останавливает поставленная мною табуретка, служащая «забором» от любопытных, когда в храме проходит сеанс органной музыки. Почему – то считается, что можно запросто войти и поглазеть, побеспокоив сидящих внутри людей, и добить фразой: А че такого? И выйти, дыхнув только что выпитым за обедом бокалом красного сухого. Бывают случаи, которые раскрывают насколько противоречивыми могут быть люди: иные рассказывают возмутительные истории о том, что столько раз они прогоняли с территории храма распивающих, но может им, хорошим и порядочным, в виде исключения, можно выкурить сигаретку в звоннице XV века? После нас хоть потоп… И так во всем. Ну кто нам сказал, что мы особенные? У всех нас есть и наболевший квартирный вопрос, и куча скелетов в шкафу, мы, по – прежнему, не умеем чувствовать себя полноценно без денег в кошельке, нам всем необходима любовь и признание. Откуда в нас весь этот эгоизм и четкая установка на жизнь: ВЗЯТЬ? Нам стоит перестать сетовать на действительность и научится быть счастливыми просто так, без повода и наличия энной суммы на счету. Нам определенно нужно научиться с большим уважением относится к друг другу, к природе и самое главное, к тому, кто все это создал. Мы должны делать свою работу хорошо не только ради денег, но ради себя самих. Мы должны перестать ждать манны небесной от правительства и прекратить игру в «ничего и никому не надо в этом городе» - от этого уже тошнит и хочется утопиться в море. Наш век никакой не особенный – люди всегда жили торжественно и трудно, а еще и складывали свои головы на поле боя. Я часто вспоминаю эпизод из «Мастера и Маргариты», когда израненная и измученная любовью Маргарита подлетела на своей метле к открытому кухонному окну московской коммунальной квартиры и услышала ругань сварливых баб. «Все вы хороши»! – крикнула она опешившим, с жирными сковородами в руках, теткам и помчалась прочь из Москвы, к реке, к свободе. Видимо, мы и правда имеем то, что заслуживаем, когда без умолку осуждаем, стоим в стороне, срываем чужие афиши, бросаем пустые пивные бутылки у памятников архитектуры и все время пытаемся остаться в «белом пальто», потому что так делают все.  

 

Вместе с этим читают:

"У памяти моей нет дна"

"Лунный понедельник"

"В ритме танго"